Публикации и статьи

            От тюрьмы да от сумы не зарекайся

            Сюжет о 20-летнем Сергее Селезневе, со слезами на глазах на всю страну отрицавшего в суде вину в жестоком убийстве  продавца киоска в п.Любохна Брянской области, показанный 12 января 2012 г. в телевизионной программе «Человек и закон» потряс многих. Сначала парня суд оправдал, а через год осудили на 11 лет лишения свободы. В комментариях к передаче люди эмоционально ругали всех подряд: и следователей и прокуратуру и суды, сообщали о беззаконии и несправедливости на своих примерах. Женщины очень жалели Сергея и желали чуда. Большинство считало, что парень осужден незаконно. И действительно, из передачи  было непонятно, на каких доказательствах основывалась уверенность, что именно Сергей совершил преступление. Если и заходил в киоск, то этого мало. Ну не он же один заходил и что это за доказательство! Сомнения наводили и рассказы свидетелей в эфире о воздействии на них сотрудников полиции. Прокурор в эфире заявил о своей убежденности в том, что Сергей совершил преступление, а о доказательствах ничего конкретно не сказал. Хотя, по моему мнению, выступаешь от имени государства как представитель надзорного органа на всю страну, то назови хотя бы перечень конкретных доказательств. Ведь дело то рассмотрено и приговор не секретный. Чтобы не провоцировать людей на взрывы эмоций и жесткие обвинения в беззаконии и коррупции правоохранительных органов, которых звучит сегодня и так более чем достаточно. 

           Через программу связался с матерью Сергея. Она дополнила тем, что экспертизы по уголовному делу также не подтвердили виновность Сергея, не было  и других доказательств, не раскрыто ранее совершенное похожее убийство женщины, оправдавший Сергея судья уволился, приговор обжалован в кассационную инстанцию.  

           В прошедшую пятницу 27 января 2012 г. я позвонил ей вечером и узнал с ее слов ошеломляющую новость – Сергей вновь оправдан и освобожден в зале суда. Кассационная инстанция отменила в отношении Сергея Селезнева  обвинительный приговор и уголовное дело прекратила. Конечно я тут же поздравил семью Селезневых с торжеством закона и справедливости в их деле.

           Если это конец истории, хотя решения по делам могут не раз меняться, то для Селезневых будем считать, что все закончилось благополучно. Но эта история меня поразила. Какое-то судебное шараханье из крайности в крайность и незащищенность человека от произвола и судебных ошибок. И какой стресс для молодого парня! Это при Конституции то РФ, в которой человек объявлен высшей ценностью, а государство обязано защищать его права и свободы! То человек оправдан, то через короткое время осужден, аж на 11 лет, то вновь оправдан! И как-то это все легко получается! Выходит, не будь программы «Человек и закон», так и отбывать 20-ти летнему парню 11 лет лишения свободы. А настоящий преступник, почувствовавший безнаказанность, и далее будет совершать преступления (наверное и совершает)! Теперь видимо, уволившийся судья (вряд ли по своей воле) должен быть возвращен обратно на службу, судья, осудившая Сергея на 11 лет, должна снять с себя навсегда судейскую мантию, а полиция должна найти настоящего преступника?   Но произойдет ли так – это еще вопрос!  

             Когда то давно молоденьким прокурором района я отказал в даче санкции на арест гражданина (застал еще прокурорские аресты), который отрицал свою вину. Следователь изумился и воскликнул – так это же опасный рецидивист! На вопрос,  а где же доказательства его вины, следователь бойко ответил – да будут доказательства, надо только его арестовать. Больше того гражданина я не видел, по делу при наличии доказательств был осужден другой человек. 

             Таких попыток со стороны следователей было не мало. Мне и тогда было известно, что в погоне за палочной раскрываемостью за преступника прокурору могли подсунуть кого угодно, хитро заявляя, что мы же должны бороться с преступностью вместе. Я помню, что не раз резко заявлял, отказывая в аресте – я вам не девочка на почте, громко стучащая печатью по конвертам, а прокурор, который обязан проверять достаточность доказательств для ареста, и имейте в виду, настоящего преступника вы обязаны найти, иначе ответите по закону за свое бездействие. 

             Это было раньше. Тогда, за незаконные аресты и незаконные привлечения к уголовной ответственности невиновных лиц, горрайпрокурор мог крепко ответить. И никакой защиты сверху за такие нарушения не было. Поэтому  я и чувствовал большую личную ответственность. Работал в Вельском районе строго по закону и ничего – страна от этого не развалилась!

            На мой взгляд, сегодня к доказательствам вины человека и  неукоснительному соблюдению законов, часто относятся намного проще, чем раньше. Точнее – безответственнее. Потому, что палочные показатели до сих пор существуют не только в системе МВД, но и в следственном комитете и в прокуратуре. Такое ощущение, что зависимость от показателей, как и обвинительный уклон у сотрудников этих органов, возросли еще больше. В пустую формальность превращается принцип презумпции невиновности и обязательность толкования всех сомнений в виновности в пользу обвиняемого и подсудимого. Клятвы и присяги исполнять Конституцию и законы России - в сторону, главное результат любыми путями.

            Хотя не отменялась уголовная ответственность, которая  должна наступать за привлечение заведомо невиновного гражданина к уголовной ответственности, незаконное содержание под стражей, за фальсификацию доказательств, за вынесение заведомо неправосудного приговора и другие преступления против правосудия.

            Но что-то не слышно таких дел, все больше про коррупцию. Хотя ноги у нее растут от вседозволенности и нарушений закона. Например, с большим трудом добился я прекращения одного уголовного дела по реабилитирующим основаниям на стадии расследования, сейчас возмещаем реабилитированному причиненный ущерб. А вот привлечь к ответственности следователя, который явно не незаконно (похоже по указанию руководителей) возбудил уголовное дело, категорически не желает вся следственная и прокурорская рать. Так этот следователь и продолжает работать, приобретая опыт нарушений закона. Так что, кто следующий в его делах?